Поиск
  • kigipkiev

ДЖЕЙ ЛЕВИН ЛЕКЦИЯ "ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ПЕРСОНЕЛИТИ»


ЛЕКЦИЯ ДЖЕЯ ЛЕВИНА "ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ПЕРСОНЕЛИТИ»

Апрель 2019. Перевод - Олег Бондарев.

...

Это концепция, о том, как функционирует Персоналити, феноменологический взляд на Персоналити.

Не много чего есть почитать на эту тему такого, где были бы не просто общие слова. Вот правда хорошая статья коллеги Тода Бёрли – «Феноменологическое описание Персоналити». Она в свободном доступе на вебсайте ГАТЛА.

Моя модель, которую я представляю, немного проще, но последовательности те же.

Говорится, что что-то происходит в процессе, и процесс происходит во времени. Терапия Гештальта - это процессуальная терапия. Мы не рассматриваем вещи, мы рассматриваем события.

Если хотите – ситуационные события, а также события или ситуации, у которых есть некая траектория во времени. В каждом повторении, в каждом примере этого процесса формирования гештальта и его разрушения есть начало, середина и конец.

Пока не очень-то супер наука. Если мы представим самое начало цикла, надо рассмотреть, как используют и описывают так называемый Преконтакт.

Я знаю, что в Европе и Украине вы используете другой термин, ИД-функция. Но мы говорим, что в самом начале это называется Преконтакт.

Что происходит во время Преконтакта? Может кто-то сказать? В чём важность события Преконтакта?

До чувств у вас есть что-то вроде ощущений. О чём они свидетельствуют? Возбуждение. Потребность в чём-то, хорошо. (Мы не знаем, что это «что-то» такое, но это первая часть, это уже какое-то представление о потребности).

Но как потребность начинает переживаться как ощущение? Этот процесс просто случается с вами. Вы не решаете испытывать ощущения, у вас нет на это времени в начале. Потребность возникает организмически, так как она слышится из неудовлетворённости, чего-то, что есть переживание нужды. Вот почему мы часто просим клиентов фокусироваться на теле. Что происходит сейчас, о чём вам сейчас известно, что вы испытываете, что вы чувствуете?

У нас есть ощущения, чувства, эмоции, начинающие появляться на стадии преконтакта. У этого есть собственное время в организме, это требует времени организмически. Вы не можете ускорить этот процесс! Есть, конечно, индивидуальные отличия, кто-то может и быстрее других распознаёт, в чём эта потребность. В самом начале вы можете не иметь понятия о том, что вам нужно. Когда это начинает ощущаться, у вас может не быть ни малейшего понятия, в чём именно эта потребность. Вам придётся подождать, и вам также нужен опыт толерантного, терпеливого ожидания.

Это довольно деликатный процесс.

И сложность зачастую для многих людей в том, что они терпеливо ждут, и одновременно находятся в неизвестности, чего именно ждут, в чём их потребность. И люди очень часто сражаются с этими переживаниями.

Метафорически, например, это можно представить, будто у вас есть горсть семян. Кто-то дал вам горсть разных семян, вперемешку. Вы бросаете их в землю. Уже готовую для посадки, бережно приготовленную.

То есть эта земля – это окружение, среда. Есть надежда, что она поддержит рост семян. Но вы не знаете, что есть что, пока ростки не покажутся над землёй. Но и даже потом вы вряд ли понимаете, что это такое зелёное пробивается наверх.

Это через три дня. А вот через шесть дней, уже можно разглядеть, что они немного отличаются друг от друга, но всё ещё не очень ясно. Возможно, через 10 дней вы начнёте узнавать эти ростки и отличать их друг от друга. Всё это происходит при поддержке земли. Если нет воды, или, может, недостаточно солнца, или какого-либо ещё внимания к семенам – они умрут. То есть это отношения между семенами и местом, где они находятся, землёй. Это метафора того, как мы учимся распознавать наши потребности.

Основная разница между этим примером и тем, как функционируют человеческие потребности, в том, что потребность не умирает. До того, пока семя не умерло, мы можем идентифицировать в какой-то момент, что это за культура, картошка там, или что угодно.

И если процесс здоровый, это отличное время для определения того, что нам нужно для того, чтобы обеспечить поддерживающую среду. Если среда токсична, или недостаточно благоприятна, потребность не умирает, но ей приходится выбирать другие пути, как обратить должное внимание на себя. Чтобы это семя выросло, кто-то должен знать, что это, знать, сколько воды оно требует, сколько света нужно, и как о нём позаботиться.

Образ, который я хочу вам предложить, картинка, чтоб вы попробовали представить процесс – это например, потребность, возникающая в контексте вашей семьи. Ваша семья, изначально – это ваша поддержка, ваша окружающая среда.

Если ваше окружение токсично, потребность не исчезает, но вы игнорируете эту потребность. Просто потому, что мы не можем оказать такую поддержку этой потребности, которая требуется от среды. Мы не можем и поливать, и быть зерном.

И что мы обычно делаем – это обесчувстливаем любое проявление, любой смысл этой потребности. Вы блокированы от этого ощущения.

Если процесс идёт хорошо, не идеально, но достаточно приемлемо, то потребность становится видимой для окружающих «– о, ему или ей нужно поспать, или поесть, или попить». В самом начале это обычно не совпадает, это не проблема.

Проблема начинается тогда, когда эти несовпадения хронические и продолжающиеся. В этой точке я перестаю верить в возможность внимания к моей потребности, к моим ощущениям этой потребности, так как никто не обращает внимания, и в результате я блокирую её.

Мы описываем это как процесс непризнавания опыта окружающими, другими людьми. Окружение не признаёт того, что происходит.

Это не просто болезненный опыт, некоторые люди описывают его как аннуляцию. Что они не существуют. Что они не важны, потому, что их потребность не признаётся, они не важны, они ни о чём. Они часто говорят, что просто хотят быть невидимыми. Не видь меня, не слышь меня. Я не хочу быть замеченным, я хочу исчезнуть.

Некоторым из вас, возможно, знакомо это чувство. Я подхожу к кому-то пожать его руку, а он оглядывается вокруг, разворачивается, и уходит. Это какое-то сжимающее, скукоживающее чувство. Мы его называем стыдом в психологии, в терапии.

Переживание стыда часто вырабатывается в таких условиях, когда что-то идёт не так уж хорошо. Я не чувствую, что меня видят, не чувствую что меня слышат, я не чувствую себя достаточно важным, и при этом я хочу исчезнуть.

По сути это процесс обретения способности уживаться с беспомощностью и зависимостью, и вы действительно зависимы от признания вас другими. Вы испытываете ощущение беспомощности и зависимость от признания вас другими.

В здоровой ситуации признание другими происходит нормально. Беспомощность – это нормально, иначе говоря, в этом нет ничего страшного, потому что вы доверяете среде, что она поддержит вашу потребность. Стыдно – это когда вы распознаёте, или понимаете, что среде нельзя доверить поддержку вашей потребности. Это ощущение подавленности, которое мы называем стыдом.

Есть хорошее и короткое определение стыда – это нежелательное отлучение от поддержки среды. Тебе нужна поддержка, тебе нужно признание, тебе нужна вода, свет, всё, что даст зерну расти. Когда этого нет, а среда токсична, то человек испытывает стыд, что он не важен.

На этом этапе вы – это ваша потребность. Нет разницы, между тем, кто вы, и вашей потребностью. Ваша потребность – это вы. Вы нуждаетесь, и вы – это потребность.

Если вы оказываетесь в более здоровой ситуации – вы идентифицируете вашу потребность. Что происходит? Теперь я знаю, что мне нужно!

Если я знаю, что мне нужно, я иду к этому. Иду к этому – значит я предпринимаю некие действия, некие движения к тому, к ресурсам, которые, по моем представлению, удовлетворят эту потребность.

Теперь мы уходим от пассивности, от ожидания. Мы двигаемся отсюда к другой части, к действию. Это область действия – область функционирования ЭГО, или контактирование. Мы называем это Контактом. В Гештальт терапии это называется здоровой агрессией.

(вопрос из зала): - Что если моя потребность – быть пассивным и принятым в этом? Тогда тебе нужно украсть! Добыть какой-то ресурс, который по твоему верованию приведет тебя к принятию. Ты не сможешь найти его в тёмной комнате, где закрыты окна и двери. Тебе по-прежнему нужно выйти из этого пространства.

Очень часто такому переживанию сопутствует чувство «я не могу». Не «не хочу», а именно «не могу». В чём отличие, опять же, этой фазы контакта - это в том, что в языке, который мы здесь используем, нет «хочу» или «не хочу».

Иногда мы слышим, как клиенты, когда они должны сделать некий шаг, говорят: «Я не могу». Как будто они в пассивной фазе. Но ведь уже нет. Очень важно исследовать их это переживание «не могу» перед тем, как они подтвердят, что действительно не могут.

Иногда люди говорят «я не могу», когда они на самом деле не хотят этого делать, или не хотят быть ответственными за это. Это практически, феноменологический сдвиг. Смещение от относительной беспомощности (когда вы ждёте), к активности, к более здоровой агрессии.

Здесь случается другой феноменологический опыт, в таком контакте. Вы можете услышать это в языке, который использует клиент, вы можете увидеть это в его движении, беспомощном взгляде, направленном на вас, просящем поддержки, в том, как они сидят на стуле. Вы можете заметить физически, как они меняются, что они делают, в смысле развития и обретения самоподдержки.

Вот они, например, сидят так, и вы подходите к моменту, когда уже вот так, и вы можете увидеть этот сдвиг, смещение от беспомощных просьб о поддержке - к самоподдержке, к более уверенной способности встретить вас.

Потому что в терапевтической ситуации есть идея, что вы – именно тот, кто удовлетворит потребность. Что вы – это ресурс, который позволит помочь удовлетворить потребность наиболее подходящим, адекватным способом. Не тем, что вы дадите ему, что ему нужно, но тем, что поможете своей поддержкой что-то сделать с потребностью. Ваша работа – не накормить, но научить клиента, как есть, как накормить себя.

Вы скорее учитель здесь, вы как ресурс, который может отзеркалить, как можно поступать с потребностью. Мы называем этот этап – Контактирование.

Назовём это серединой.

Мы делаем всё, что нам надо, или считаем, что нам нужны какие-то ресурсы (например, я голоден). Всё, что нам нужно сделать – это найти ресурсы, которые удовлетворят наши потребности.

Если я голоден, я иду в ресторан, я предполагаю, что найду там еду. После этого я должен пойти туда, чтобы прочитать меню, и что-нибудь заказать, сделать действие -заказать. Потом я сделаю заказ, и еду мне принесут. Но пока что я всё ещё голоден, и я вообще-то не удовлетворил свою потребность. Я накопил ресурсы, чтобы это стало возможным. Теперь мне надо съесть пищу, и я это делаю, и потом достигаю точки, когда мне достаточно.

Эта точка достаточности – это место следующего сдвига. Сдвига к завершению процесса, где возникает вопрос, а как же мы заканчиваем процесс, когда потребность удовлетворена? Нам нужно найти способ завершить процесс, распознать, что наступил конец.

Итак, сейчас мы переходим к последней части, где достаточно. Достаточно ли? У вас есть клиенты, которые не хотят уходить с терапии, когда час уже вышел, кто-нибудь? Они определённо продолжают говорить, и они не хотят останавливаться.

Когда они подходят к двери, и вы пытаетесь выпихнуть их – о, ещё кое-что! – они не могут остановиться, они не знают, как остановиться!!

У других клиентов противоположная проблема – они останавливаются, когда им ещё не достаточно, они будто всего лишь чуть-чуть пробуют. Они не распознают это место. Это тоже может быть проблематичной областью.

Ещё одна проблемная область – это действия и осознавания в том, какие есть варианты выбора. Необходимость управления тем, как поступать с подобными вопросами мы обобщённо называем тревожностью (я обобщённо называю тревожностью). Это то, место, где мы встречаемся с тревогой, это то, где она случается.

Стыд и Тревога. (Области на рисунке).

Область тревоги - это когда возбуждение есть, но поддержки недостаточно. Это отношение между возбуждением и недостатком поддержки мы называем Тревожностью.

Есть много-много различных способов, как в этом мы прерываем самоподдержку.

Мы все их знаем – это интроекция, конфлюенция, проекция, ретрофлексия, эготизм, все эти прерывания – это функции ЭГО. По сути это прерывание контакта.

Это точка, когда достаточно, когда мне нужно что-то остановить. Мне нужно решить, когда выходить из ситуации. Я поднимаюсь и выхожу из-за обеденного стола.

Подразумевается, что мне надо поменять ситуацию, и надо отпустить то, что я делал, чтобы двигаться к чему-то следующему. Проблема здесь в том, что я не хочу это отпускать. По сути это вопрос контроля. Это то, где я чувствую, (или как минимум у меня есть иллюзия), что я удерживаю контроль в области контакта.

Здесь находятся те выборы, которые я могу сделать, чтобы найти ресурсы, которые, как я верю, удовлетворят мои потребности. По крайней мере, хотя я говорю об иллюзию контроля, но это может быть и настоящий контроль, я чувствую феноменологически, во что я верю, и о чём могу судить.

И здесь, в конце, я встречаюсь с разными дилеммами. Это парадоксальная ситуация. Здесь, в конце, мне приходится выбрать, (а это действие - «я выбираю»), хотя это может быть и иллюзия выбора. Я выбираю сдаться, отпустить контроль!

Пока я обедаю, я удерживаю контроль, я решаю, как долго буду есть, я могу всем этим управлять. Это действие, и я это делаю хорошо. Но теперь мне надо решить остановиться, позволить этому закончиться, как-то выйти из ужина, выйти из-под контроля, и позволить движению направить меня к следующему месту.

Мы получаем здесь опыт того, что в гештальте называется Автономия (рисует на доске: Терпение-Действие-Автономия).

Это распознавание наших взаимных требований друг к другу, понимание нашей взаимозависимости. Это нужно для выживания. Да, это близко к свободе. Это как свобода, быть собой с тобой в общих равных, обоюдных способах действий. Я с тобой, во взаимности.

Здесь Отношения - взаимные, обоюдные, общие. Этот опыт автономности, где мы двигаемся к способности, силе быть на своей стороне, самим решать, для самих себя, когда много, когда мало, кто мы и как нам жить.

Этот тип зависимости – это то, что общее, общее между мной и другими. Будь это еда – этого достаточно, будь это между мной и вами – этого достаточно, мы встретились, мы удовлетворились, и теперь мы идём дальше.

Мы раздельны.

...

На фото Джей Левин и Наталья Гранкина-Сазонова. За материал благодарим Надежда Рехтина.

#ДжейЛевин

Просмотров: 3

Київський Інститут Гештальта та Психодрами

Київ, +38 (093) 531-80-01, вул Саксаганського, 92, офіс 1